Гоголевские традиции Ивана Купала

По древним славянским поверьям, в ночь накануне Иванова дня — 24 июня или 7 июля по новому стилю — нечистая сила становится особенно активной. На этих поверьях и построен сюжет известной повести Николая Гоголя «Вечер накануне Ивана Купала» из «Вечеров на хуторе близ Диканьки».

Большинство купальских обрядов (купалий) связано с водой, огнем и травами. Хотя по обычаю в этот день и принято было купаться, в некоторых областях крестьяне верили, что в этот день празднует свои именины водяной, который не любит, когда кто-то вторгается в его владения, и потому может утопить… Девушки бросали в воду венки, по ним гадали, скоро ли встретят суженого.

В ночь на Ивана Купалу зажигали очищающие костры, возле которых плясала молодежь. Парни и девушки прыгали через костер: кто выше прыгнет, того ждет счастье. В некоторых местах через купальский огонь прогоняли домашнюю скотину, чтобы защитить ее от мора. Перед самым рассветом сжигали соломенное или деревянное чучело — символ зла. Затем женщины кидали в пламя купальского костра сорочки, снятые с хворых детей: по поверью, вместе с ними сгорали и болезни. И наконец, бросали в огонь пучки крапивы – чтобы отвадить нечисть.

Крестьяне верили, что в эту ночь все вокруг оживает: деревья переходят с места на место и разговаривают друг с другом, шелестя листьями; животные обретают дар речи: «…и почудилось ему, будто трава зашумела, цветы начали между собою разговаривать голоском тоненьким, будто серебристые колокольчики; деревья загремели сыпучею бранью…»

Травы же в эту ночь наполняются особой, чудодейственной силой. Поэтому можно ходить и собирать их для ворожбы и исцеления недугов. Цветы и травы, собранные в ночь накануне Ивана Купалы, наутро клали под росу, чтобы усилить их магические свойства, затем высушивали и хранили в доме. Ими окуривали больных, бросали в затопленную печь во время грозы, чтобы предохранить дом от удара молнии, и, конечно, использовали для приворотов или для «отсушки», а также для защиты от нечисти.
Согласно преданию, папоротник цветет только раз в году – в ночь на Ивана Купалу. Цветок раскрывается ровно в полночь всего на несколько мгновений, и тот, кому удастся им завладеть, получит дар видеть все клады и сокровища, как бы глубоко в земле они ни находились, а также узнавать, что где лежит, где и что делается в других местах.

По преданиям, большинство кладов являются заговоренными, то есть овладеть ими можно, лишь соблюдая определенные условия. Иногда нужно знать заветное слово, иногда клад открывается лишь в назначенный срок (а бывает, он заговорен навечно оставаться в земле).

Люди, услышав о сокровищах, иногда пытаются отыскать их самостоятельно. Ранее считалось, что есть особые знаки, указывающие на местонахождение кладов — например, огоньки на могилах. Иные смельчаки специально отправлялись ночью на кладбище, надеясь их увидеть. Однако чаще всего «заговоренный» клад не дается в руки.

Разумеется, добыть цветущий папоротник, открывающий дорогу к сокровищам, было не так-то просто. Следовало очертить вокруг себя круг освященным мелом, посреди круга расстелить полотенце и сесть на него, держа в руках крест или нож. Дождавшись, когда зацветет папоротник, надо было надрезать кожу на мизинце левой руки и спрятать туда сорванный цветок. Пока это условие не выполнено, нечисть вокруг шумом, криками и хохотом старается тебя напугать. Нужно было не обращать на это внимания и спокойно оставаться в круге до вторых петухов… Если же человек не выдерживал и покидал круг, он становился добычей потусторонних сил.

Как видно из повести Гоголя, ее герой Петро хоть и получил в итоге богатство, но оказался в подчинении у «темных», поскольку действовал исключительно по наущению зловещего Басаврюка. Он не предпринял никаких мер для защиты от дьявола: срывая цветок, не очертил круга, не совершил ритуала надрезания кожи, и в результате Басаврюк и ведьма из Медвежьего оврага получили над ним полную власть…
Исследователи полагают, что магическая защита кладов работает, воздействуя на человеческую психику. При приближении к ним у людей начинаются галлюцинации, которые они не в состоянии отличить от реальности – так называемый «морок». Так происходит и с героем повести Гоголя – он никак не может понять, что происходило с ним наяву, а что привиделось: «Тут только, будто сквозь сон, вспомнил он, что искал какого-то клада, что было ему одному страшно в лесу… Но за какую цену, как достался он, этого никаким образом не мог понять».

Так, гоголевская повесть, основанная, как и другие его произведения из «Вечеров на хуторе близ Диканьки», на староукраинском фольклоре, выглядит предостережением о том, что контакты с потусторонним миром могут обернуться непоправимой бедой. Особенно на Ивана Купалу. Конечно, мы с вами люди вполне здравомыслящие, но все же…



© Муниципальное казенное учреждение культуры г. Новосибирска "Централизованная библиотечная система им. Л.Н. Толстого Октябрьского района" 2008-2020. Все права защищены.