Арт-беседа «Мечтами о нежной любимой природе» (160-летие И. И. Левитана)

Дорогие друзья, сегодня мы хотим пригласить вас на наше очередное онлайн — мероприятие – арт-беседу «Мечтами о нежной любимой природе», которое посвящено 160-летию великого русского пейзажиста Исаака Ильича Левитана.

Самым замечательным среди русских художников, внёсших в сухой реализм живительный дух поэзии, был Исаак Ильич Левитан. Появление его картин произвело удивительно яркое впечатление. Казалось, точно сняли ставни с окон, точно раскрыли их настежь, и струя свежего воздуха хлынула в выставочные залы.

Исаак Левитан – самый великий из тех русских пейзажистов, который в 19 веке открыл для современников скромную красоту русской природы. Начиная работать под руководством Алексея Саврасова и Василия Поленова, Левитан вскоре оставил далеко позади своих учителей, навсегда вписав своё имя в храм отечественной культуры.

Долгое время считалось, что в России нет природы, способной вызвать восхищение и стать темой для серьёзного произведения. Вместо природы была лишь серая, безликая масса, тоскливая и бесконечная, как горе людское.

Работы русских пейзажистов того времени больше походили на копии итальянских и французских картин, в которой прежде всего ценилась ясность и эффектность художественного языка. Левитан же избегал изображать внешне эффектные места. Ему это тоже было не нужно. В самом простом деревенском мотиве он, как никто другой, умел найти то родное и бесконечно близкое, что так неотразимо действует на душу русского человека.

Отец Левитана – Илья Абрамович – закончил виленское раввинское училище (педагогический институт). Занимаясь самообразованием, самостоятельно овладел французским и немецким языками. В городе Ковно (Литва) он преподавал эти языки.

Кроме Исаака в семье росли ещё трое детей – брат Адольф, и сёстры Тереза и Эмма. Отец Левитана, стремясь улучшить материальное положение и дать детям образование, в начале 1870-ых годов перевозит семью в Москву.

Осенью 1873 года 13-ти летний Исаак и его старший брат поступают в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Его преподавателями стали известные русские художники: Василий Перов, Алексей Саврасов и Василий Поленов.

В 1875 году в семье случилось несчастье, умерла мать Левитана, и серьёзно заболел отец. Оставив по болезни работу на железной дороге, отец Левитана не мог содержать 4-х детей на заработки от репетиторства.

Материальное положение семьи было таким, что училище время от времени оказывало братьям материальную помощь, а в 1876 году освободило их от оплаты за обучение «ввиду крайней бедности» и как «оказавших большие успехи в искусстве». В 1877 году умирает от тифа отец Левитана. Для Левитана, его брата и сестёр наступает период крайней нужды.

Когда художник учился в четвёртом «натурном» классе Василия Перова, то на его работы обратил внимание друг Перова, Алексей Саврасов и взял одарённого молодого человека к себе, в пейзажный класс.

В марте того же года две работы Левитана, экспонировавшиеся на выставке, были отмечены прессой, а 16-летний художник получает малую серебряную медаль и 220 рублей «для возможности продолжать занятия».

В 1879 году после покушения Соловьёва на государя Александра II, совершённого 2 апреля, выходит царский указ, запрещающий жить евреям в «исконно русской столице». 18-летнего Левитана высылают из Москвы. «Талантливый еврейский мальчик раздражал иных преподавателей. Еврей, по их мнению, не должен был касаться русского пейзажа. Это было дело коренных русских художников» — пишет Паустовский. Весной 1885 года в 24 года Левитан окончил училище. Звания художника он не получил – ему был выдан диплом учителя чистописания.

Голодное детство, беспокойная жизнь, напряжённый труд сказались на здоровье художника – у него резко обострилась болезнь сердца.

Несмотря на своё физическое состояние, Левитан работает много и плодотворно. В середине 1880-х годов его материальное положение улучшилось, и он уезжает в Крым. Эта поездка укрепила его силы. По возвращении Левитан организует выставку пятидесяти пейзажей.

Особый интерес к работам Левитана был проявлен замечательным русским меценатом, собирателем русской живописи – Виктором Михайловичем Третьяковым.

Для своей знаменитой галереи он покупает работы молодого автора, где они по праву занимают достойное место среди шедевров великих русских художников. Весной 1888 года Левитан вместе со своими друзьями, художниками Алексеем Степановым и Софьей Кувшинниковой, отправляется на пароходе по Оке до Нижнего Новгорода и далее вверх по Волге. Во время путешествия они неожиданно для себя открыли красоты маленького, тихого городка – Плеса, где было решено задержаться и пожить некоторое время. В итоге Левитан провёл в Плесе 3 чрезвычайно продуктивных летних сезона. Около 200-т работ, выполненных им за три лета, проведённых в Плесе, принесли Левитану широкую известность, а Плес с тех пор стал очень популярен у пейзажистов.

«Левитан открыл Плес… И Плес открыл Левитана…»

Картина  «После дождя. Плёс».

После непогоды свет робко возвращается в мир, пребывавший до этого в плену сумерек. Деревья, кусты и травы напитались сыростью, потемнели и поблёкли. Лес за посёлком похож на низкую гряду облаков, настолько мутными и расплывчатыми стали дали. Мохнатая пепельная пелена ещё висит над миром, но сквозь неё уже просвечивает жидкое золото небес. На Волге лёгкая рябь, и каждая из крохотных волн несёт на своей спине светлый лучик. Вдали вся река светится, как серебряный щит. Жарко полыхают лужи, образуя у кромки берега, разорванные и перепутанные гирлянды огней. Свет отражается в бортах лодок, в крышах домов, в мокром листе рифлёного железа. Ещё немного, и всё вокруг засияет в полную силу, приветствуя окончание ненастья и появление тёплого солнца.

В середине 80-х годов Левитан поселился недалеко от Бабкина, в глухой деревне Максимовке. По соседству, в Бабкине в имении Кисилёвых гостили Чеховы. Наиболее близким другом Левитана был писатель А. П.Чехов. Познакомились они в конце 1870 года, когда оба были бедными студентами и сразу стали близкими друзьями. Только Чехову мог доверять художник свои самые сокровенные мысли и душевные переживания.

Летом 1885 года Левитан приехал погостить в подмосковную усадьбу к Антону Павловичу и сразу попал в атмосферу веселья, шуток, сердечного тепла, которое царили в семье Чеховых.

Ранним утром художник, восхищённый красотами русской природы, уходил на этюды. И так упорно работал, что вскоре все стены маленькой комнатки, где он жил оказались его этюдами.

Левитан был неизменным и непременным участником всех деревенских увеселений Чеховых.

Однажды они устроили над художником шуточный суд. Всё это происходило в настоящей тюремной камере. Брат Чехова – Николай – изображал свидетеля – дурака, Антон Павлович – прокурора, специально для чего гримировался, одевался в шитый золотом мундир и говорил обвинительную речь, которая всех заставляла умирать от смеха.

То вдруг над дверью флигеля Левитана появлялась вывеска:

А вот и флигель Левитана

Художник милый там живёт

Встаёт он очень, очень рано.

И тотчас чай китайский пьёт

Позвав к себе собаку Весту

Даёт ей крынку молока.

И тут же, не вставая с места,

Этюд он трогает слегка.

Художник не оставался в долгу. На большом квадратном окне, перед которым стояла швейная машина – Чеховский письменный стол. Исаак Ильич наклеивал аляповато размалёванную вывеску: Доктор Чехов принимает заказы от любого плохого журнала. Исполнение аккуратное и быстрое, в день по штуке.

Всё это не мешало Левитану работать, как и Антону Павловичу писать.

Это были лучшие дни друзей, когда сама жизнь улыбалась.

Дружба с Левитаном, восхищение его работами, видимо, многое дали и Чехову как писателю и мыслителю. Как и Левитан, он готов был «душу отдать за удовольствие поглядеть на тёплое вечернее небо, на речки, лужицы, отражающие в себе томный, грустный закат» и особенно любил весну.

Когда над садом горел месяц, жаркие споры о литературе, музыкальные вечера, улыбки молодых и ласковых женщин, были заслуженной славой. Друзья были счастливы.

Согласно замечательной традиции русских художников посещать европейские страны с целью изучения европейской школы живописи, в 1889 году Исаак Ильич уезжает во Францию и Италию.

Природа этих стран производит сильное впечатление на Левитана, и он оставляет нам в наследие ряд своих европейских работ, которые по праву считаются лучшими среди работ русских художников.

Подобно своим учителям Перову и Саврасову, Левитан принадлежал к типу художников, для которых условием полноценного творчества была возможность знать и душевно чувствовать внутреннюю жизнь, придающую смысл и значение внешним образам, что относится и к жизни природы, её ритмам, её душе, с которой связан дух художника. Не случайно Левитан, оказываясь на Западе, и высоко отзываясь о европейской культуре и удобствах быта, вскоре начинал тосковать по любимой русской природе.

Так он писал Апполинарию Васнецову из Ниццы: «Воображаю, какая прелесть теперь у нас на Руси – реки разлились, оживает всё. Нет лучше страны, чем Россия… Только в России может быть настоящей пейзажист».

И не только природа Италии заворожила Левитана. Глубокий и яркий след свой оставила итальянская музыка. Радостные светлые мелодии итальянских голосов сменялись нежными грустными звуками мандолины.

Когда солнце склонялось под вечер к горизонту, особенно проникновенно звучали инструменты уличных музыкантов.

С течением времени творчество художника становится широко известно. Его картины экспонируются в лучших залах России и Европы. Широчайшую известность приобрели полотна: «У омута», «Вечерний звон», «Тихая обитель».

Картина «Вечерний звон»

 В ней соединились впечатления художника от двух монастырей: под Звенигородом и на Волге. Левитан не ставил своей задачей изобразить определённое место — картина передаёт состояние души, которое обретает человек, когда видит старинный монастырь и слышит перезвон колоколов, зовущих на вечернюю службу. Тогда время как будто останавливается, и на мир снисходят покой и тишина.

Все тревоги и заботы кажутся мелкими при виде этого уголка земли, полного величавой кротости. Вечернее солнце окрашивает летний пейзаж в осенние, ржавые и красноватые тона. Неподвижна, как зеркало, гладь реки, в которой отражаются рыжие деревья и белые церковки. Прозрачное сияющее небо словно бы обнимает монастырь с двух сторон — одно наверху, другое внизу, в реке. От берега к монастырю движется маленький, кое-как сколоченный паром, на котором видны две фигуры в чёрных монашеских одеждах. Кажется, что паром движется в такт перезвону, и когда он пристанет к берегу, колокола умолкнут.

 Созерцая произведения Левитана, мы понимаем, что сила влияния его пейзажей на зрителя заключается не в роскоши буйной природы, ярких цветах, эффектных колоритах.

Левитан настоящий истинный философ и каждое его произведение раскрывает нам глубины жизни с её надеждами и печалями, радостями и скорбями. В 1892 году Левитан как «некрещёный еврей» был вынужден покинуть Москву (выселение в 24 часа подверглись все евреи) и некоторое время жил в Тверской и Владимирской губерниях. Затем хлопоты друзей увенчались успехом, и художнику позволили вернуться.

К этому периоду относится его полотно «Владимирка», где изображена дорога, по которой осуждённых гнали в Сибирь.

Картина «Владимирка»

Эта картина принадлежит к жанру исторического пейзажа. На ней изображён Владимирский тракт, по которому до строительства железной дороги отправляли в Сибирь каторжников. Не случайно один из эскизов к этому произведению художник подарил своему знакомому, учившемуся на прокурора (смотри, мол, на что твои предшественники обрекали людей).

Известно, что работу над «Владимиркой» Исаак Ильич начал в летний солнечный день. Однако на холсте предстаёт тусклый, почти лишённый ярких красок пейзаж. Тяжело нависли над землёй серые облака. Среди унылых бескрайних полей тянется за горизонт широкая лента дороги. Тысячи людей прошагали по этому тракту, идя навстречу неизвестной судьбе. И не всем удалось преодолеть этот путь. Придорожный крест, у которого застыла одинокая женская фигурка, напоминает о тех, кто упал на обочине дороги, о тех, у кого не было сил встать и идти дальше… А сколько таких безымянных могил во времена Левитана было разбросано вдоль Владимирского тракта, сколько почерневших от дождя крестов отмечали горестный путь каторжан?

 В 1898 году Левитану присвоили звание академика пейзажной живописи. Он начал преподавать в том самом училище, в котором когда-то учился сам.

Художник мечтал создать «Дом пейзажей» большую мастерскую, в которой могли бы работать все русские пейзажисты.

Один из учеников вспоминал: « Влияние Левитана на нас, учеников, было очень велико. Это обусловливалось не только его авторитетом как художника, но и тем, что Левитан был разносторонне образованным человеком. Левитан умел к каждому из нас подойти творчески, как художник, под его корректурой этюд, картины оживали, каждый раз по новому, как оживали на выставках в его собственных картинах уголки родной природы, до него никем не замеченные, не открытые».

К сожалению, болезнь сердца без времени обрывает жизнь великого русского живописца. Художник Исаак Ильич Левитан умер в 1900 году в расцвете творческих сил.

Но его картины навсегда остались настоящими жемчужинами в сокровищнице русской и мировой культуры.

Светлана Пиоттух.



© Муниципальное казенное учреждение культуры г. Новосибирска "Централизованная библиотечная система им. Л.Н. Толстого Октябрьского района" 2008-2020. Все права защищены.