Виртуальная акция «Блокадный хлеб»

Шестнадцать тысяч матерей
пайки получат на заре —
сто двадцать пять блокадных грамм
с огнем и кровью пополам. …
О, мы познали в декабре –
не зря «священным даром» назван
обычный хлеб. И тяжкий грех –
хотя бы крошку бросить наземь:
таким людским страданьем он,
такой большой любовью братской
для нас отныне освящен,
наш хлеб насущный, ленинградский.
О. Ф. Берггольц

В этом году 8 сентября исполняется 80 лет со дня начала блокады Ленинграда. Мы не могли пройти мимо это даты, поэтому сегодня (27 января – день снятия блокады) для наших читателей мы проводим виртуальную акцию «Блокадный хлеб». Надеемся, читатели нашей группы присоединятся к нам и разместят на своих страницах материалы о подвиге блокадного города.
Сегодня на своей странице мы хотим вспомнить героический подвиг ленинградцев, которые ценой своей жизни, смогли отстоять родной город. А выжил Ленинград благодаря мужеству русских людей, которые сражались за город и жили в нём, «Дороге жизни», проходившей по льду Ладожского озера, и, конечно, хлебу!
Стремительное продвижение немецко-фашистских захватчиков летом — осенью 1941 года создало угрозу для Ленинграда, второго по величине города СССР. Однако сил на то, чтобы захватить город, у гитлеровцев уже не осталось. Тогда, как известно, по личному распоряжению фюрера и началась блокада Ленинграда, которая продлилась с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года – 872 дня.
Потерпев неудачу в попытках прорвать оборону советских войск внутри блокадного кольца, немцы решили взять город измором. По всем расчетам германского командования, Ленинград должен был быть стерт с лица земли, а население города умереть от голода и холода. Стремясь осуществить этот план, противник вел варварские бомбардировки и артиллерийские обстрелы Ленинграда.
8 сентября, в день начала блокады, произошла первая массированная бомбардировка города. Вспыхнуло около 200 пожаров, один из них уничтожил Бадаевские продовольственные склады. В сентябре — октябре вражеская авиация совершала в день по несколько налетов. Целью противника было не только помешать деятельности важных предприятий, но и создать панику среди населения. Для этого в часы начала и окончания рабочего дня велся особенно интенсивный артобстрел. Всего за период блокады по городу было выпущено около 150 тысяч снарядов и сброшено свыше 107 тысяч зажигательных и фугасных бомб. Многие погибли во время обстрелов и бомбежек, множество зданий было разрушено.
8 августа 1941 года Ленинград оказался со всех сторон окруженным врагами. В это время в городе находились более 3 млн. человек и среди них 400 тыс. детей.
Северная столица оказалась в очень тяжелом положении…

На 12 сентября 1941 года запас продовольственных запасов в городе был следующим:
зерно, мука — на 35 суток;
крупа и макароны — на 30 суток;
мясо — на 33 дня.
В городе практически не было запасов картофеля, овощей, фруктов. Возник вопрос: чем кормить людей? Хлеб стал синонимом жизни, пропуском в мир живых….

125 граммов — эта минимальная дневная норма, она продержалась с 20 ноября по 25 декабря 1941 года и привела к ужасающей смертности среди простых горожан, самых незащищённых категорий жителей Ленинграда. В декабре 1941 года только от голода умерли порядка 50 тысяч человек. Трупы некому было убирать, да и сил на это у ещё живых горожан не было.
Осень — зима 1941- 1942 годов — самое страшное время блокады. Ранняя зима принесла с собой холод, отопления, горячей воды не было, и ленинградцы стали жечь мебель, книги, разбирали на дрова деревянные постройки. Транспорт стоял. От дистрофии и холода люди умирали тысячами. Но ленинградцы продолжали трудиться работали административные учреждения, типографии, поликлиники, детские сады, театры, публичная библиотека, продолжали работу ученые. Работали 13 – 14 — летние подростки, заменившие ушедших на фронт отцов.
В тяжелейших условиях людям приходилось работать, сражаться и вести повседневную жизнь, не теряя человеческого лица от голода. И самым важным для защитников города ресурсом стал знаменитый блокадный хлеб, на котором во многом и держалась оборона города. И именно кусочек хлеба во многом стал символом блокады.
Это трудно представить, но блокадная пайка хлеба представляла собой маленький сморщенный прямоугольник коричнево-чёрного цвета. По воспоминаниям ленинградцев, мякиш был влажным, липким и выглядел неважно.
«Вода, мука и молитва», — говорили о блокадном хлебе ленинградцы…
Вот как описывает блокадный хлеб жительница Ленинграда Л. Хяменлянина: «Хлеб был с мякиною, макухой и ботвой, с корой. Колючий так, что режет дёсна. Тяжелый, горький – с хвоей, лебедой. На праздник, очень редко – чистый просто».

Сам хлеб изначально выпекали так, как и сейчас, но со временем, когда муки становилось все меньше, хлеб приобретал блокадные черты: особый вкус и консистенцию, которая так запала в память всем ленинградцам, пережившим те суровые годы.
В начале октября 1941 года в Смольном состоялось совещание отдела пищевой промышленности. Приглашенным на него специалистам поставили задачу – организовать производство пищевых продуктов из непищевого сырья.
«Чем заменить муку?»- думали лучшие умы Ленинграда – химики, технологи, повара.
На совещании присутствовал Василий Иванович Шарков — профессор, доктор технических наук, заведующий кафедрой гидролизных производств Ленинградской лесотехнической академии. Было ему тогда 34 года. Именно он предложил использовать в качестве непищевых добавок к муке гидроцеллюлозу (во время блокады ее чаще называли пищевой целлюлозой).
Гидроцеллюлоза — продукт гидролиза целлюлозы под действием кислот (проще говоря, обработанная специальным образом химическим путем древесина). В воде порошок гидроцеллюлозы набухает и дает тестообразную субстанцию. На разработку режима получения гидроцеллюлозы и приготовления опытного образца дали только одни сутки! Через сутки образец гидроцеллюлозы весом около килограмма передали для испытаний пекарям. Еще через сутки были испечены и испробованы образцы хлеба с целлюлозой. На вид хлеб был привлекательный, с румяной корочкой, а на вкус горько — травянистый.
В среднем он состоял из:
— пищевая целлюлоза 10-15 %,
— жмых и солод – 10-15 %,
— обойная пыль – 2 %,
— выбойки из мешков – 2 %,
— хвоя – 1 %,
— ржаная обойная мука – 70-75 %.
При выпечке этого хлеба формы смазывали соляровым маслом — другого не было.
Пищевая ценность целлюлозной муки крайне незначительна. В сущности, это не еда, а наполнитель, поскольку не усваивается организмом человека, но, вызывая насыщение, притупляет чувство голода. В наше время пищевую целлюлозу из-за такой особенности применяют при лечении ожирения. В самые тяжелые дни блокады содержание гидроцеллюлозы в хлебе доходило и до половины!
В блокадном Ленинграде работали 14 хлебозаводов. Не хватало рабочих рук, не было электроэнергии, топлива и воды. Работники второго хлебозавода выстраивались живой цепью от проруби в Неве до бака для замеса и передавали обледеневшие ведра с водой из рук в руки на трескучем морозе. Женщины добывали дрова для печей. Смены длились зачастую и по 16, и по 18 часов…
С хлебом связаны и подвиги, и потери. Например, известна история Даниила Ивановича Кютинена, ленинградского пекаря. 3 февраля 1942 года, в первую и самую суровую, голодную и холодную зиму, он умер прямо на рабочем месте от истощения. Умер, но не взял ни крохи блокадного хлеба себе. Посмертно Д. И. Кютинен внесен в книгу памяти блокады Ленинграда.
Вот одно из воспоминаний работника хлебозавода: «В цеху — морозно. А чтобы тесто поднялось — нужно тепло. Носили ветошь, доски, ветки и жгли костры прямо в цеху — следы от них сохранились надолго. Снимали ватники с себя и укутывали тесто… Печи должны были работать беспрерывно. Дров не хватало. Случалось, что из шести печей топились лишь две, и даже — одна, но полностью завод никогда не останавливался. Едва ли не через каждые полчаса объявляли воздушную тревогу. Немецкие самолеты летели в три ряда, будто птицы на юг, и сбрасывали бомбы на хлебозавод. А в это время шел хлеб — и НИКТО не уходил от печей: вытащить хлеб, чтобы не сгорел, достался людям, было важнее, чем выжить самому. Очень многие погибли…»
Говорят, что у блокадного хлеба не было ни вкуса, ни запаха. Вокруг пекарен не распространялся такой хорошо знакомый нам аромат от теплой свежеиспеченной буханки хлеба. Но у ленинградцев, переживших блокаду совсем другое мнение: «До сих пор помню этот маленький, толщиной не более 3 см, черный, липкий кусочек. С удивительным запахом, от которого не оторваться и очень вкусный! Хотя знаю, муки в нем было мало, в основном разные примеси. Мне и сегодня не забыть тот волнующий запах» — это вспоминает Зинаида Павловна Овчаренко, жительница Ленинграда, пережившая блокаду.

Поколения, пережившие голод и невзгоды той далекой войны, знают цену куску хлеба. Однажды, на Невском проспекте по проезжей части дороги шла пожилая женщина, вытянув вперёд руку, а другой рукой махала платком, снятым с головы. Ругались водители, шумела толпа, что-то кричал кондуктор. Только женщина никого не слышала, она шла вперёд, преграждая путь транспорту. Потом она наклонилась, что-то подняла и прижала к своей груди. Подойдя к нашумевшей толпе, она протянула руки, и все увидели изуродованный хлеб, вернее, остатки того, что от него осталось. Как он попал на проезжую часть? Трудно сказать. Но кто-то, очень сытый, слишком сытый, всколыхнул ещё не зажившие раны блокадной памяти. Реакция людей была разной, но большая часть была потрясена…
Поступок седой женщины стал уроком памяти, порядочности, мужества и чести!

На Невском замерло движение. Не ночью, нет, средь бела дня.
На мостовой, как изваянье, фигура женщины видна.
Там, на дороге, как во сне, седая женщина стояла.
В её протянутых руках горбушка чёрная лежала.
Нет, не горбушка, а кусок, обезображенный бездушьем,
Размятый множеством машин, и всё забывшим равнодушьем…
А женщина держала хлеб. И с дрожью в голосе шептала:
«Кусочек этот бы тогда, и сына я б не потеряла…»
Кто осквернил, кто позабыл блокады страшные года?
Кто, бросив на дорогу хлеб, забыл, как умирал сосед?
Детей голодные глаза с застывшим ужасом, в слезах…
Давно прошли ужасные года, но в памяти жива ещё блокада.
Пусть знает наша детвора, как хлеб беречь нам этот надо!

Сегодня подрастающему поколению трудно представить голодное разрушительное время, каждый день приносящее горе. Тот кусочек хлеба, положенный по норме в блокадном Ленинграде, те ежедневные сообщения по радио о событиях на фронте, тот страшный звук метронома, того почтальона, который приносил не только письма с передовой, но и похоронки. Но они еще могут услышать рассказы своих прадедов о стойкости и мужестве русских солдат, о том, как их ровесники спали у станков, чтобы только сделать больше снарядов для фронта!

За годы блокады погибло свыше 800 тыс. человек.
Только 3% из них погибли от бомбёжек и артобстрелов;
остальные 97% умерли от голода.

Кто-то помнит об этом со школьной скамьи,
Кто-то – с первых ступеней детсада…
В необъятной стране нет, пожалуй, семьи,
Где не знают, что значит – БЛОКАДА…

Предлагаем нашим читателям список книг о блокаде Ленингада:
1. Адамович А. М. Блокадная книга.-5-е изд., испр., доп./ А. М. Адамович, Д. А. Гранин.- М.: Советский писатель, 1983.-430с.: ил.
2. Байков В. Память блокадного подростка. – Л.: Лениздат, 1989. – 133 с.
3. Берггольц О. Дневные звезды; Говорит Ленинград; Статьи Сост. М. Берггольц. – Л.: Худож.лит., 1985. – 256 с.
4. Венок славы. Антология художественных произведений о Великой Отечественной войне. В 12-ти т. Т. 3. Подвиг Ленинграда/ Сост. П. Карелин. – М.: Современник, 1983. – 606 с.
5. Воскобойников В. Таня Савичева // Рассказы о юных героях. – М.: Издательство Оникс, 2010. – С. 164-166.
6. Воскобойников В.М. Девятьсот дней мужества/ Худож. Д.Боровский.-М.: Малыш, 1987.-32с.: ил.
7. Гранин Д. Пленные // Гранин Д. Собрание сочинений в 5 т. Т. 3. Зубр: Повести и рассказы. – Л.: Худож. лит., 1989. – С. 98-109.
8. Сухачев М.П. Дети блокады: повесть / Михаил Сухачев – М.: Дет.лит., 2015. – 268 с.: ил.
9. Сухачев М. П. Там, за чертой блокады: повесть / Михаил Сухачев – М.: Дет.лит., 2015. – 300 с.: ил.

Светлана Пиоттух



© Муниципальное казенное учреждение культуры г. Новосибирска "Централизованная библиотечная система им. Л.Н. Толстого Октябрьского района" 2008-2020. Все права защищены.