Библионочь — 2021. «Страсти по Достоевскому»

23 апреля наша библиотека приняла участие в замечательной Библионочи — 2021 под названием «Страсти по Достоевскому», которая прошла в ЦРБ им. Л. Н. Толстого. Почему именно Достоевский? Да потому. что в этом году у классика русской литературы Федора Михайловича Достоевского юбилей — 200 лет со дня рождения.

Изучив в подробностях биографию и привычки писателя, мы решили рассказать присутствующим о том, чем любил потчевать себя знаменитый писатель и как его вкусовые пристрастия отражались в его произведениях.
Вы наверняка замечали, что главные герои Достоевского много спорят и размышляют, но едят очень мало. Однако его друзья и близкие знали, что еда занимала особое место в жизни Достоевского, часто окрашенное слегка причудливыми ритуалами, которые показывают его действительно оригинальный характер.
Вкусовые пристрастия писателя известны благодаря дневникам его жены Анны Григорьевны и детей.
По воспоминаниям Анны Григорьевны Достоевской, второй жены писателя, ее муж «увлекался русской кухней».
Достоевский часто заказывал блюда, популярные в то время в Петербурге, в том числе московскую солянку (сытный суп из бульона, мелко нарезанной колбасы, квашеной капусты и соленых огурцов), телячий эскалоп (телячье филе в панировочных сухарях), расстегай (запеченные пироги с отверстием в верхней части и различными начинками), а также бездрожжевые пироги, наполненные горохом, репой и маринованными грибами.

У Достоевского было много своеобразных привычек в еде. Например, по воспоминаниям его жены, больше всего ему нравилась вареная курица с теплым молоком. По словам его жены Анны Григорьевны: «Федя ужасно начинал приставать, почему курицы нет, так что мы чуть было из-за того не ссорились». Писатель любил выпить полстакана коньяка перед десертом. Когда ему было грустно, Достоевский просил чашку бульона, телячий эскалоп, чай и вино. Когда он был в приподнятом настроении, его любимой едой были сыр, орехи, апельсины, лимоны, грибы, икра и французская горчица.
Упомянув о вине, следует сослаться на слова хорошего знакомого Достоевского философа Николая Николаевича Стахова: «Федор Михайлович был в этом отношении чрезвычайно умерен. Я не помню во все двадцать лет случая, когда бы в нем заметен был малейший след действия выпитого вина».
Между приемами пищи писатель частенько перекусывал бутербродами с сыром.
Когда же Достоевский находился за рулеткой, а он был азартным игроком, он обожал есть клубничную пастилу.
В список причудливых привычек питания Ф. М. Достоевского входило сопроводить свой завтрак зерновой водкой – разновидностью домашней, пшеничной водки, популярной в XIX веке.
Михаил Александров, современник писателя, описал этот утренний ритуал в своем дневнике: «Однажды, когда я пришел к Федору Михайловичу во время завтрака, я увидел, как он употребляет простую зерновую водку; он откусил кусочек черного хлеба, отхлебнул из стакана водки, а потом все это вместе пережевал». Достоевский говорил, что это самый здоровый способ употребления водки.
Достоевский любил сладости и верил, что без них мозг работать не будет. Он хранил их в специальных коробках в книжном шкафу в своем кабинете. По воспоминаниям его дочери, Любови Федоровны Достоевской: «Отец с удовольствием ел их днем, а иногда и ночью».
Достоевский любил сухофрукты так же, как и сладости, и его книжные шкафы также содержали коробки, наполненные финиками, орехами, изюмом и фруктовой пастилой – в 19 веке пастилу делали из взбитого яблочного пюре, сахара, изюма, сливы и даже свежего винограда. Отдельной любви писателя удостоились и тульские пряники.
Вот что пишет Всеволод Соловьев в «Воспоминаниях о Ф. М. Достоевском»:
— Постойте, голубчик! — часто говорил он, останавливаясь среди разговора.
Он подходил к своему маленькому шкафику, отворял его и вынимал различные сласти: жестянку с королевским черносливом, свежую пастилу, изюм, виноград. Он ставил все это на стол и усиленно приглашал хорошенько заняться этими вещами. Он был большой лакомка…

Как всякий талантливый невротик, Достоевский доводил некоторые свои привычки до крайности. Одной из таких привычек было чаепитие. Достоевский любил крепкий черный чай и пил его в больших количествах, сидя за письменным столом. Он был очень разборчив в чае, поэтому всегда готовил его сам.
Вот как описывала этот процесс его жена: «Сначала он ополоснул чайник горячей водой. Затем он положил три ложки чая, наполнил только треть чайника и накрыл его салфеткой; затем, через три минуты, он добавил еще воды в свой чай и накрыл его снова. Наливая чай, всегда смотрел на его цвет. Он регулярно брал стакан к себе в кабинет и возвращался, чтобы добавить чаю или разбавить его. Он говорил: «Вы наливаете чай, он кажется хорошим по цвету, но когда вы берете его в кабинет, цвет оказывается не тот». В чай клал два куска сахару.
Утро Достоевского не могло проходить без очень крепкого черного чаю. Две большие кружки выпивались за завтраком. Ни одно чаепитие не проходило без чтения газет и папирос, которые он курил в весьма немалых количествах. Третья кружка всегда бралась с собой в кабинет, где великий «писатель ночи» медленно цедил крепкий напиток, параллельно создавая мировые шедевры.
Знатный фанат чая, Федор Михайлович многим своим литературным героям передал любовь к нему.
Герой романа «Бедные люди» Макар Девушкин жил в лишениях, на всем стараясь экономить ради девушки, Варвары Алексеевны, и потому описание его чаепития предельно просто — чай да сахар. Частный сыщик Маслобоев живет в достатке, и в романе присутствует подробное описание чайного стола, который приготовила его сожительница, Александра Семеновна. Сам чай в этом доме и все, что к нему подавалось, было самого хорошего качества.
Очень популярен был чай с ромом среди помещиков средней руки, считавших его аристократическим напитком. Истинный и материально обеспеченный петербуржец Маслобоев предпочитал чай пить с коньяком, но Александра Семеновна, смотревшая сквозь пальцы на любовь сожителя к хмельному, не смогла перенести того, чтобы испортить коньяком великолепный вкус и аромат хорошего чая: «Ну, так и есть! — вскричала она, всплеснув руками. — Чай ханский, по шести целковых, третьего дня купец подарил, а он его с коньяком хочет пить. Не слушайте, Иван Петрович, вот я вам сейчас налью… увидите, сами увидите, какой чай! И она захлопотала у самовара».

А когда Федору Михайловичу в романе «Бесы» понадобилось подчеркнуть случайность собрания гостей, которые «представляли собою цвет самого ярко-красного либерализма», убожество обстановки и атмосферу, царившую в доме Виргинского, где они сошлись на вечеринку, он это сделал вновь при помощи накрытого по этому случаю чайного стола:
«Посреди большой гостиной комнаты, оклеенной отменно старыми голубыми обоями, сдвинуты были два стола и покрыты большою скатертью, не совсем, впрочем, чистою, а на них кипели два самовара. Огромный поднос с двадцатью пятью стаканами и корзина с обыкновенным французским белым хлебом, изрезанным на множество ломтей, вроде как в благородных мужских и женских пансионах для воспитанников, занимали конец стола. Чай разливала тридцатилетняя дева, сестра хозяйки, безбровая и белобрысая, существо молчаливое и ядовитое, но разделявшее новые взгляды и которой ужасно боялся сам Виргинский в домашнем быту».
Надеемся, что наши небольшие заметки о кулинарных пристрастиях помогут вам открыть для себя что-то новое в личности необыкновенного писателя Ф. М. Достоевского.

Ольга Бурвиц



© Муниципальное казенное учреждение культуры г. Новосибирска "Централизованная библиотечная система им. Л.Н. Толстого Октябрьского района" 2008-2020. Все права защищены.