Историческая гостиная «Государь Петр Великий»

В 2022 году мы отмечаем 350-летие со дня рождения императора Петра I. К этому событию наша библиотека организовала историческую гостиную «Государь Петр Великий», в которую пригласила учащихся 11 класса школы №97. Материал, который использовали библиотекари при проведении мероприятия, мы предлагаем вашему вниманию.

Первые цари из династии Романовых, как, впрочем, и вообще русские люди 17-18 вв., долгожителями не были. Михаил Фёдорович, основатель династии, прожил 50 лет; его сын Алексей — и того меньше. То же выпало и на долю одного из внуков царя Михаила — первого императора России Петра Алексеевича. Судьба отпустила ему около пяти с половиной десятков лет.

Алексей Михайлович, второй царь из дома Романовых, отец Петра I, родился 10 марта 1629 года. Почти в 16 лет, лишившись отца и матери, вступил на московский престол. По отзывам всех его знающих, царь обладал мягким, добродушным характером. Любил, чтобы все вокруг были веселы и довольны.

В 1672 году царь Алексей Михайлович ждал ребенка от юной, недавно введённой во дворец Натальи Нарышкиной.

30 мая 1672 году удары колоколов кремлёвских соборов нарушили утреннюю тишину столицы. Молодая царица родила сына, и нарекли его Петром.

С новорождённого, как повелось «сняли мерку». Его росточек многих поразил — целых одиннадцать вершков, полметра. Каким же будет, когда вырастет? Иеромонах Семеон Полоцкий — давал одновременно пиитическое и астрологическое предсказание, что мальчик будет, отличительно могучим умом, прославиться он ратными подвигами и станет таким героем, что никто из ныне живущих на Руси с ним не сравнится.

Бойкость, восприимчивость, живость и склонность к забавам, носившим военный характер, проявились в Петре с раннего детства. Любимыми игрушками его были потешные знамёна, топоры, пистолеты и барабаны. Игрушки — какие пожелает! Наталья Кирилловна недовольна — убрать! Зачем Петеньке про войну знать? Перт в рёв: «Вернуть пушки и солдатиков». Вернули что поделаешь.

Воспитывался Пётр по исстари заведенному обычаю. До шести лет он находился под надзором многочисленных женщин. Как только царевич достиг семилетнего возраста, он перешёл из женских рук в мужские. Это означало, что к воспитательным заботам прибавились новые, образовательные. Петру нравились увлекательные рассказы патриарха Никиты Моисеевича Зотова о других странах и городах в те времена, которые были малоизвестные русскому народу. Кроме того, Зотов ознакомил Петра с событиями русской истории, показывая и поясняя ему летописи, украшенные рисунками.

В 1682 года после смерти старшего брата — Федора Алексеевича Романова, произошла стрелецкая восстания, сторонники Нарышкиных провозгласили царем Петра. Однако Милославские, родственники первой жены Алексея Михайловича, с этим не смирились и начали бунт.

В десятилетнем возрасте Петр стал свидетелем жестокой расправы над близкими ему людьми, которая оставила в памяти мальчика неизгладимый след, отразившись на его психическом здоровье, и на мировоззрении.
Петра провозгласили царем, но в то же время он с матерью находился под опалой, и должен был жить в потешных подмосковных селах, а не в Кремлевском дворце.

Такое грустное положение лишало его возможности получить правильное дальнейшее образование и в то же время освобождало от пут придворного этикета. Не имея духовной пищи, но имея много времени и свободы, Петр сам должен был искать занятия и развлечения.

В ноябре 1683 года Петр начинает формировать Преображенский полк из охочих людей. В отношении этого потешного полка Петр был не государем, а товарищем-соратником, учившимся наравне с прочими солдатами военному делу. Занимается самообучением расширяя свой умственный кругозор и практическую деятельность.

Время шло, и Петру уже шел 17-й год, он был очень развит и физически, и умственно. Его мать ждала, что достигнув совершеннолетия сын обратит внимание на государственные дела и устранит от них ненавистных Милославских. Но Петр не интересовался этим и не думал бросать свое ученье и военные забавы ради политики. Чтобы отвлечь его, мать женила Петра на Евдокии Федоровне Лопухиной(27 января 1689 года).

Подчиняясь воле своей матери, Петр женился, однако через месяц после свадьбы уехал в Переяславль от матери и жены к кораблям. Надо заметить, что искусство навигации так увлекло Петра, что стало в нем страстью.

Наконец, в 1695 году, усилия царя обратились действительно к важному предприятию: был объявлен поход на турецкую крепость в устье Дона-город Азов.

5 августа предприняли генеральный штурм крепости, но турки отбили его. Первая неудача не повергла Петра в уныние, а напротив, только усилила в нём желание, во что бы то ни стало овладеть Азовом и проложить себе путь к Чёрному морю.

Прежде всего, он видел, что необходимо построить на Дону гребной флот, во-первых, для удобного перевоза войска, во-вторых, для действий против турок с моря. Для устройства верфи Пётр выбрал Воронеж. Зимой он отправился туда сам и в течении нескольких месяцев занимался постройкой судов.

Наконец, в 1695 году, усилия царя обратились действительно к важному предприятию: был объявлен поход на турецкую крепость в устье Дона-город Азов.

5 августа предприняли генеральный штурм крепости, но турки отбили его. Первая неудача не повергла Петра в уныние, а напротив, только усилила в нём желание, во что бы то ни стало овладеть Азовом и проложить себе путь к Чёрному морю.

Прежде всего, он видел, что необходимо построить на Дону гребной флот, во-первых, для удобного перевоза войска, во-вторых, для действий против турок с моря. Для устройства верфи Пётр выбрал Воронеж. Зимой он отправился туда сам и в течении нескольких месяцев занимался постройкой судов.

Он прилежно изучал теорию кораблестроения, занимался математикой, ездил в Вулич осматривать литейный завод и арсенал, обозревал госпитали, монетный двор, посещал парламент, побывал в Оксфордском университете, заглядывал в разные мастерские, но потом возвращался опять к своему любимому кораблестроению.

Многолетнее безустанное движение развило в Петре подвижность, потребность в постоянной перемене мест, в быстрой смене впечатлений. Он был обычным и веселым гостем на домашних праздниках вельмож, купцов, мастеров, много и недурно танцевал. Если Пётр не спал, не ехал, не пировал или не осматривал чего-нибудь, он непременно что-нибудь строил. Руки его были вечно в работе, и с них не сходили мозоли. За ручной труд он брался при всяком представившемся к тому случае. Чуть ли не везде, где он бывал, оставались вещицы его собственного изготовления: шлюпки, стулья, посуда, табуретки тому подобное. Никакое государственное дело не могло удержать его, когда представлялся случай поработать топором на верфи. И достиг большого искусства в этом деле; современники считали его лучшем корабельным мастером в России.

После возвращения из Европы Пётр осознал отсталость России и начал подготавливать общество к радикальным реформам, начав с исправления «нравов» — приказал русским носить европейское платье и брить бороды. Одновременно был изменён порядок набора в армию — насильственный набор «даточных людей» (рекрутов), выставлявшихся от определённого количества дворов и служивших до конца жизни.

Начало кораблестроения и мореплавания, артиллерийское дело и строительство крепостей остро поставило вопрос о необходимости инженеров, техников, мастеров, знающих математику, умеющих читать карты, пользоваться мудреными инструментами. Для армейских полков требовались госпитали и персонал со знаниями медицинской науки.

Увидев за границей академии и университеты, обсерватории и школы Пётр, прекрасно понимал, что в России нужно открывать такие же учреждения и заведения. За большие деньги нанимал специалистов -иностранцев. Ещё в Англии он пригласил в Россию профессора Эбердинского университета Генри Фарварсона, который с двумя товарищами вскоре уже жил в Москве. В 1701 году они начали преподавать математику в Навигацкой (Навигационной) школе, в Сухаревой башне. За нею появились и другие математические школы.

В 1699 году в Москве завели новую типографию, в которой планировали печатать, причём не церковнославянским, а гражданским шрифтом, книги светского, научного содержания — «анженерские, артиллерийские, механические и прочих художеств, также и исторические, и календари».

Увидев за границей академии и университеты, обсерватории и школы Пётр, прекрасно понимал, что в России нужно открывать такие же учреждения и заведения. За большие деньги нанимал специалистов -иностранцев. Ещё в Англии он пригласил в Россию профессора Эбердинского университета Генри Фарварсона, который с двумя товарищами вскоре уже жил в Москве. В 1701 году они начали преподавать математику в Навигацкой (Навигационной) школе, в Сухаревой башне. За нею появились и другие математические школы.

В 1699 году в Москве завели новую типографию, в которой планировали печатать, причём не церковнославянским, а гражданским шрифтом, книги светского, научного содержания — «анженерские, артиллерийские, механические и прочих художеств, также и исторические, и календари».

То, что сделал Петр I за свою не очень-то долгую жизнь — для развития экономики и государственных установлений, армии и флота, внешней политики и военного искусства, культуры и быта, благодарная Россия, принявшая петровское наследие, осваивала и продолжала в течение почти двух столетий.

Некоторые вошли в наш национальный фонд навечно. Это возвращённые земли и выходы к морям и океанам, города и каналы, достижения промышленной и духовной культуры, героические деяния в труде и на полях сражений; наконец, развитие национального самосознания народов Росси

Ольга Бурвиц


© Муниципальное казенное учреждение культуры г. Новосибирска "Централизованная библиотечная система им. Л.Н. Толстого Октябрьского района" 2008-2020. Все права защищены.